Приветствую Вас Гость • Регистрация • Вход • RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 4«1234»
Модератор форума: Andrik 
Развиленский форум » Общий форум » Мы и наше село » История села
История села
skifДата: Понедельник, 14.10.2013, 18:46 | Сообщение # 21
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Статус: Offline
SooL.
В первой и второй главе книги о селе Песчанокопском идёт описание истории всей близ лежащей территории. Так что это подойдёт и для села Развильного.
 
skifДата: Понедельник, 14.10.2013, 18:49 | Сообщение # 22
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Статус: Offline
Andrik.
Есть кой-что, как мне кажется, интересное по истории села Развильного. В ближайшее время попытаюсь предложить.
 
SooLДата: Понедельник, 14.10.2013, 23:41 | Сообщение # 23
Главный администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2088
Статус: Offline
Если у кого есть скан - присылайте!

Вентфасады в Ростове www.kompozitior.ru
 
skifДата: Среда, 16.10.2013, 08:11 | Сообщение # 24
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Статус: Offline
В архивах и библиотеках встречаются материалы и по истории села Развильного. Вот, например, некоторые дополнения к истории здания, в котором сейчас находится музей.
В «Отчете о состоянии церковно –приходских школ и школ грамоты Ставропольской епархии за 1895 – 96 годы» отмечалось, что в Ставропольской епархии, в которую входили Кубанская область и
Ставропольская губерния, успешно ведётся борьба с «ересью» (старообрядничеством), «… и только немногие пункты в епархии заражены расколом и сектантством в более или менее значительной степени». В районе Медвеженского Отделения епархии к таким «местам» относились следующие приходы: села Медвежьего (ныне Красногвардейское) – 447 душ раскольников, села Жуковского –
1337 раскольников и села Развильного – 703 раскольника. Одним из методов борьбы со старообрядничеством было строительство церковно – приходских школ. В «Отчете…» в частности говорится: «Епархиальный Совет озабочен также открытием в с.Развильном, Медвеженского уезда, одноклассной церковно – приходской школы и устройством для последнего нового здания, так как до последнего времени в названном селении, за недостатком средств, имеется только школа грамоты, помещающаяся в неудобном наемном здании» И уже в следующем, 1897 году, в селе
Развильном было построено новое здание для церковно – приходской школы. Старожилы отмечают, что это было первое кирпичное здание в селе. Формально таковым является здание железнодорожного вокзала (ж. – д. станция «Развильная» была открыта в 1896 году), но железная дорога – это, как говорится, другое «государство». А вот здание музея всегда принадлежало
селу; и его, во чтобы то ни стало, нужно сохранить, так как это историческое для села здание: через него, как через портал, осуществляется связь между 19 и 21 веками.
 
anshetДата: Пятница, 08.11.2013, 11:26 | Сообщение # 25
Нет аватара
Заглянувший
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Статус: Offline
Вот еще ссылка:
http://peschan-lib.ucoz.ru/index/istorija_rajona_data_osnovanija/0-4
О Песчанке, но упоминается и Развильное. Много знакомых фамилий встречается, возможно родственники :)
 
SooLДата: Суббота, 09.11.2013, 22:57 | Сообщение # 26
Главный администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2088
Статус: Offline
Прикреплю файлы сюда на всякий случай.
Прикрепления: 26_IS_.docx(15Kb) · m-a-kuzminov_oc.docx(592Kb)


Вентфасады в Ростове www.kompozitior.ru
 
ЭлегияДата: Среда, 20.11.2013, 19:53 | Сообщение # 27
Настоящий развиленец!
Группа: Пользователи
Сообщений: 3404
Статус: Offline
19 ноября Михаилу Антоновичу Кузьминову-автору монументального труда "Очерки истории Песчанокопского района (1780-1982г.г.)", исполнилось бы 90 лет.
В этот день в Межпоселенческой центральной библиотеке прошёл вечер памяти "По велению сердца". Работники библиотеки рассказали присутствующим о биографии, военном пути Михаила Антоновича и истории написания "Очерков истории Песчанокопского района (1780-1982г.г.)".
Ссылка на данную информацию.
http://peschanrn.donland.ru/Blog....d=49637
 
skifДата: Вторник, 29.04.2014, 20:44 | Сообщение # 28
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Статус: Offline
В статье Н. Севашова упоминается очерк Виталия Закруткина "Председатель колхоза" о Луке Андреевиче Кобзарь. Удалось найти этот очерк. Предлагаю вашему вниманию

Сообщение отредактировал skif - Вторник, 29.04.2014, 20:46
 
skifДата: Вторник, 29.04.2014, 20:47 | Сообщение # 29
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Статус: Offline
Виталий ЗАКРУТКИН
 
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
КОЛХОЗА.
 
(Журнал «Дон», 1948 год, № 13.)
 
     Уже в десятых числах июля колхозники,
рабочие и служащие Дона стали, волнуясь, ожидать известия о том, какой колхоз
Ростовской области первым выполнит план государственных поставок хлеба. На
уборку урожая были брошены все силы: днем и ночью урчали в степи тракторы и
комбайны, звонко стрекотали  лобогрейки,
гудели по степным дорогам колонны грузовиков, стучали колесами длиннейшие
обозы, увозящие на элеваторы полновесное, пахучее зерно нового урожая.
     На Дону сотни хороших колхозов, все они
почти одновременно начали выборочную косовицу, и даже в начале июля — в самый
разгар жатвы колосовых — трудно было предсказать, какой колхоз выйдет вперед и
первым выполнит слово, всенародно данное товарищу Сталину. Люди работали в поле
не покладая рук. Почти все колхозники ночевали на полевых станах. Тысячи
студентов и домашних хозяек, учителей и учеников помогали колхозам убрать
урожай, и каждый с нетерпением ждал, кому же выпадет высокая честь раньше всех
рапортовать о победе?
     Газеты ежедневно информировали о ходе
уборки и хлебопоставок, и читатели знали: вперед выдвигаются колхозы самых
прославленных районов Дона — Сальского и Целинского.
     — Этим не впервой, — говорили станичники,
— они всегда в голове идут.
     Находились рьяные спорщики, держащие пари
о том, какой из колхозов этих двух районов возьмет пальму первенства.
     Двенадцатого июля, к вечеру, по всему Дону
с быстротой молнии разнеслась весть: колхоз «Первое Мая», Развиленского района,
первым по Ростовской области, в течение восемнадцати суток, полностью выполнил
план поставок хлеба, сдал государству 7.206 центнеров зерна и, по решению колхозников
продолжает сдавать хлеб сверх плана. Радио и газеты сообщили трудящимся Дона
имя председателя передового колхоза: Лука Андреевич Кобзарь.
     Кобзарь получил много телеграмм и писем.
Каждому хотелось побывать у него, пожать ему руку, поздравить с победой,
посмотреть хозяйство колхоза, поучиться у Луки Андреевича организации труда.
Люди понимали, это славная победа первомайцев – не трюковой рекорд, а результат
тяжелой, большой, кропотливой, очень серьезной работы.
     – Какой же он, этот Кобзарь? –
интересовались люди – Хотя бы поглядеть на него да погутарить с ним!
     Те, кто никогда не видел Луку Андреевича,
почему-то представляли его кряжистым пожилым степняком, в выцветшей от солнца
гимнастерке, с зычным голосом и резкими чертами лица. Таким он представлялся и
мне.
     И вот, совсем недавно, в один из холодных
осенних дней я приехал в Развильную и спросил в райкоме партии о Кобзаре.
Первый секретарь Развиленского райкома Гавриил Иванович Коваленко, услышав мой
вопрос: каков Лука Андреевича? — многозначительно усмехнулся:
     – Вы сегодня увидите его. А что касается
того, каков он, то я могу рассказать вам один маленький эпизодик, который ярко
рисует характер и авторитет Луки Андреевича.
    И
секретарь рассказал мне следующее:
     – Давеча, объезжая колхозы, я остановил
машину возле поля, на котором первомайцы поднимали зябь. Ну, как водится, вылез
я из машины, гляжу – трактора пашут, а колхозный агротехник, этакий, знаете,
степенный, немолодой уже человек, качество пахоты проверяет. Разговорились мы с
ним по душам, и вдруг видим — на развиленской дороге показались дрожки. Заметив
эти самые дрожки, агротехник вскочил, извинился  передо мной и говорит: «Придется вас покинуть,
товарищ секретарь райкома, потому что Лука Андреевич едет, а я в разговоре с
вами не успел последние борозды проверить... мы уж после беседу свою закончим».
Так и ушел, представьте себе!
     Гавриил Иванович добродушно улыбается и
заканчивает:
     – Даже персона секретаря не остановила
его. — авторитет председателя колхоза оказался, как говорится, на высоте!
 
skifДата: Вторник, 29.04.2014, 20:48 | Сообщение # 30
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Статус: Offline
Пока пара сытых донских коней увозила меняв колхоз, правленческий кучер, трогая добротной, смазанной дегтем вожжой
лоснящиеся конские крупы, неторопливо говорил:
     —   Тому,
кто не уважает артельный труд, в нашем колхозе не дюже сладко покажется. У нас
люди к порядку приучены и лодырей не терпят!
     Повернув загорелое лицо, кучер хитровато
подмигивает мне:
     —   Аккурат
перед жатвой два наших парня оженились, а невесты ихние из других колхозов оказались.
Девки, прямо сказать, неплохие, даже интересные, только до работы слабоватые,
видать, ниже средней активности, и приучены работать абы день до вечера. Как
повели их молодые мужья в поле, да увидели энти самые девчата, как наш
председатель Лука Андреич по минутной стрелочке труд оценивает и сам работает
до седьмого пота, — переполошились они и спрашивают одна у другой: чи разводиться,
значит, будем, чи трудоспособность свою повышать?
     —   Ну,
и что?
     —   Ничего,
привыкли! — смеется кучер, — У нас быстро перевоспитание устраивают, на чистую
совесть работают!
     После
разговора с секретарем райкома и с правленческим кучером, я еще ярче представил
могучую, как мне казалось, фигуру Луки Андреевича, его обветренное, непременно
усатое лицо, грубоватый, с хрипотцей, голос.
     С этой мыслью я постучался в кабинет
председателя колхоза «Первое Мая».
     На стенах просторного, светлого кабинета я
увидел портреты Ленина и Сталина. По углам развернуты алые, с золотистой
бахромой знамена. У окна темнеет круглый репродуктор. Посреди комнаты стоит большой
письменный стол, на котором аккуратно сложены папки с бумагами, высятся стопки
исписанных и, должно быть, оставленных для справок блокнотов. Справа, возле
блокнотов горка книг в коленкоровых переплетах, слева — перекидной календарь на
самодельной, искусно выточенной подставке. У дверей кабинета — диван для
посетителей и над диваном предупреждающая табличка: «Не сорить!»
     А вот и сам председатель колхоза. Тот
самый Лука Андреевич.
     За столом, в кресле, худощавый молодой
человек. У него стройная фигура, чисто выбритое лицо, серые, с голубизной
глаза, тонкие, румяные губы. Одет он в отлично сшитый черный пиджак, брюки-галифе
и хромовые сапоги.
     Привстав и отодвинув кресло, молодой
человек произносит не громко:
     — Кобзарь...
     Несмотря на выработанную уже привычку держаться
с уверенно-спокойным достоинством, в нем еще очень много застенчивости и
непосредственности: когда речь заходит о его успехах, он смущенно хмурит брови,
слегка краснеет и смешно покашливает, словно желает отвести эту неприятную тему
и заговорить о чем-то другом. Только навязчивая манера часто поглядывать на
часы выдает его внутреннюю собранность и мысль о том, что ему пора куда-то идти
и что-то делать, или что-то вспомнить, очень важное и значительное...
     Пока я был в колхозе «Первое Мая», агроном
Гавриил Фролович Ефимов, местный учитель и многие колхозники рассказали мне о
председателе колхоза.
     Лука Андреевич Кобзарь родился и вырос в
Развильной. Тут, в этой станице, расположенной развилком у степной балки,
прошло его нерадостное детство. Тут жили его покойные дед и отец, многодетные
бедняки, которые до революции выпрашивали у богатых казаков жалкие клочки земли
для посева. В холмистой степи погиб расстрелянный белогвардейцами двоюродный
брат Луки Андреевича, известный на всю округу красный партизан Иван Кобзарь. А
в 1930 году, когда началась на Дону коллективизация, крестьянин-бедняк Андрей
Матвеевич Кобзарь и его сын Лука, тонкий, как тростинка, паренек — первыми
потупили в колхоз.
     — Станем мы теперича, Лукашка, новую жизню
сооружать, — сказал старик сыну, — а старая нехай будет лихом помянута и
недругам нашим приснится!
     Четыре года работал парень рядовым
колхозником, и какую бы работу он ни выполнял, все делал весело, горячо,
быстро. После того как Лука Кобзарь отслужил положенный срок в армии, его назначили
учетчиком полеводческой бригады а через год послали в Сальск, на курсы
колхозных счетоводов. Там, на курсах, понял молодой Кобзарь, что социализма без
точного плана и учета не построишь и что ход любой работы можно вперед предугадать
до мелочей и успех ее подготовить и обеспечить наверняка. Так он три с лишним
года, до самого начала войны работал счетоводом в родном колхозе, и ни один из
колхозников никогда не упрекнул его в ошибочных расчетах, нерадивости или лени.
 
skifДата: Вторник, 29.04.2014, 20:48 | Сообщение # 31
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Статус: Offline
24 июня 1941 года, оставив жену и детей,колхозный счетовод Лука Кобзарь вместе с другими отправился на фронт оборонять
советскую землю от гитлеровских захватчиков. Как рядовой солдат, сражался он
под Смоленском, под Гжатском и под Можайском, проходил через горящие, разрушенные
деревня, спал на потрескавшейся, истоптанной, гудящей от взрывов земле...
     Ранним осенним утром, на Бородинском поле,
когда пехотный полк занял оборонительные позиции под Москвой, рядовой Лука
Кобзарь подошел к комиссару батальона, поглядел на повитую холодным туманом
землю и сказал застенчиво:
     — Дайте мне, товарищ комиссар,
рекомендацию в партию. Видно, тяжко нам будет в этом бою, и я хочу помереть
коммунистом, чтоб дети мои честью и добрым словом меня помянули...
     Комиссар дал Кобзарю рекомендацию и не
ошибся. Отважный солдат ни разу не дрогнул в бою, а при форсировании реки Угры
совершил славный подвиг, отбив с шестью товарищами сумасшедшую контратаку
пьяных гитлеровских гренадеров. Командование наградило Кобзаря медалью «За
отвагу». Потом, подрезая у вражеских окопов колючую проволоку, напоролся
Кобзарь на немецкий секрет и был тяжело ранен в руку и ногу. По выходе из госпиталя
он, как инвалид, был демобилизован и отправлен на родину.
     В ноябре 1945 года колхозники Развиленской
артели «Первое Мая» единогласно избрали Луку Андреевича своим председателем...
     —   Война
научила меня ценить в труде каждую минуту, – задумчиво говорит Лука Андреевич, —
и я понял, что загубленное понапрасну время может человека жизни лишить. Наверное,
с тех пор я и пристрастился к часам, не могу с ними расстаться...
     Присев на ступеньки дрожек, он обводит
взглядом вечереющую степь и рассказывает тихо:
     —   Когда
колхозники уговорили меня принять руководство, обошел я артельное хозяйство и муторно
мне стало. Немцы поразорили у нас всё чисто: молочную ферму разрушили, птичник
сожгли, инвентарь разломали и пораскидали так, что концов не найдешь... До чего
ни кинешься, всюду нехватки, прорывы, всюду дыра на дыре. Тут хоть у кого руки
опустятся. По правде сказать, тяжко было тогда у меня на душе, но признал я,
что негоже мне, как коммунисту, отступать перед трудностями, а надо самому
работать и людей за собою вести...
     Лука Андреевич некоторое время молчит,
потом протягивает руку в сторону стоящего на холме птичника, вокруг которого,
розовея в лучах заходящего солнца, разгуливают сотни белых кур-леггорнов.
     – Вот, видали? Построили мы новый птичник,
построили молочную ферму, два общих дома в степи для бригад, потом стали
строить зернохранилища, овчарню, дом для тракторноro отрядa, свиноферму,
мельницу... За два года восстановили почти все разрушенное.
     – Дружно работали колхозники? - спрашиваю
я.
     – В общем, конечно, дружно, – отвечает
Лука Андреевич, – но, как говорится, в семье бывают уроды. Трудовая дисциплина
была у нас расшатана. Кое-кто на своем индивидуальном участке, как суслик в
норе, окопался, а колхозную работу ни в грош не ставил... Были и такие, что
выходили в бригаду для близиру: поковыряются в поле часок-другой и скорее до
дому поспешают, а трудодни им идут. Пришлось, конечно, с этим явлением бороться
и людей на путь истинный наставлять... А в нашей степи борьба – нелегкое
дело...
     Чуть всхолмленная степь, в которой
расположены земли колхоза «Первое Мая», имеет свои особенности: урожайная,
многородящая, она на сотни километров открыта для всех ветров, и, если вдруг
задует весной страшный астраханский суховей, неделями несется над степью
пыльная мгла, и неумолимый жадный ветер иссушает землю, выдувает из почвы множество
зерен, кромсает, рвет и вздымает к палящему небу миллиарды слабых, еще не
окрепших пшеничных корешков. В пору суховея обычно пропадают или совершенно
истощаются все посевы в степи. В таких случаях единственным спасением от грозного
ветра могут стать полезащитные лесополосы, которые ослабляют силу суховея и
способствуют сохранению повышенной влажности почвы.
     Колхоз «Первое Мая» уже высадил целый ряд
таких лесополос, и сейчас, по инициативе Луки Андреевича Кобзаря, вспахал под
посадку деревьев семь гектаров земли и завез из Сальского лесопитомника саженцы
татарского клена, ясеня, вяза.
 
skifДата: Вторник, 29.04.2014, 20:49 | Сообщение # 32
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Статус: Offline
Осматривая пахоту и остро пахнущие влажнойземлей корни молодых саженцев, Лука Андреевич не уставал повторять колхозникам
понравившиеся ему мичуринские слова:
     – Мы
не можем, братцы, ждать милостей от природы! Урожай надо подготовить, застраховать
от всяких случайностей и взять его умным трудом!
     И первомайцы из года и год расширяли на
своей земле зоны полезащитных посадок, для сохранения влаги сооружали
искусственные пруды, щедро применяли минеральные удобрения. Именно поэтому за
последние три года колхоз «Первое Мая» ни разу не испытал большого урона от
суховеев и не задолжал государству ни одного килограмма зерна. Так было и в
нынешнем году.
     Еще задолго до уборки урожая Лука
Андреевич спланировал и подготовил работу по каждой бригаде в отдельности. Инвентарь
был отремонтирован досрочно, рабочие волы и кони закреплены за определенными
людьми. Правление выделило особую транспортную бригаду, которая круглосуточно
должна была возить зерно с токов на элеватор. Во главе этой бригады поставили
отличную колхозницу Зинаиду Остапенко.
     Секретарь партийной организации колхоза
Ефим Мартынович Коряка и секретарь комсомольской организации Миша Афанасьев
выделили коммунистов и комсомольцев на самые ответственные участки работы.
Комбайнеры Николай Некрасов и Пантелей Брагин были предупреждены о том, что колхоз,
выполняя слово, данное товарищу Сталину, готовится выполнить план хлебопоставок
в предельно сжатые сроки. Это хорошо знали и сменные скидальщики четырех
лобогреек, и трактористы, и сортировщицы, и подвозчики горючего, и каждый, кто
24 июня вышел в генеральный бой за урожай.
     — Ну, товарищи! — сказал Лука Андреевич, —
предупреждаю вас, что в этом бою мы все будем измерять время не сутками и не
часами, а минутами и секундами. Сто восемьдесят шесть трудоспособных
колхозников, работающих одну минуту,— это три часа и шесть минут труда, а в
таком великом деле даже секунда может решить успех!
     За восемнадцать суток колхозники сдали
государству 7.206 центнеров хлеба, через пятнадцать дней полностью завершили
уборку и обмолот зерновых, а еще через несколько суток, по своей доброй воле и
желанию, дополнительно дали государству более шести тысяч пудов зерна.
     — Мы
не можем быть должниками, — заключал Лука Андреевич, — потому что мы знаем,
куда у нас в государстве идет каждый килограмм хлеба или мяса...
     Первомайцы перевыполнили план
мясопоставок, шерсти сдали больше, чем требовалось. Вместо предусмотренных по
плану 39.000 литров молока, сдали 47.000 литров. Когда государство объявило о
выпуске нового займа, колхозники этой артели в течение одних суток внесли
наличными 24.500 рублей.
     Лука Андреевич с гордостью рассказывает о
том, как колхоз в этом году расплатился с отлично работающими людьми и что
колхозникам было начислено на трудодень:
     – В колхозе работящему человеку не
положено бедовать, – говорит он, – у нас каждому дано по его труду. Мы
начислили на трудодень по четыре килограмма зерна, деньгами полтора рубля,
шерсть, мед. Такие колхозницы как Федосья Даниловна Будко или Анисья Трофимовна
Алтухова, или же, к примеру сказать, тракторист Николай Банько да и многие другие
– своим честным трудом заслужили высокую оплату...
     Сам Лука Андреевич работает днем и ночью,
и люди не знают, когда их председатель отдыхает. Вечерами он подолгу планирует
общую работу колхоза на завтрашний день, причем предусматривает в своем плане
не только задания двум большим полеводческим бригадам (а в каждой из них по 60 человек),
МТФ или свиноферме, но и намечает работу десяткам отдельных колхозников:
плотникам, кузнецам, огородникам, конюхам, строителям. Сидя над блокнотом, он
подсчитывает каждый гвоздь, каждую доску, каждый килограмм солидола или оконной
замазки. Люди уже давно спят, а в председательском окне все еще светится лампа
и видна склоненная над столом фигура Луки Андреевича.
     В пять часов утра Лука Андреевич уже на ногах.
Не суетясь и не будоража людей попусту, он торопливо объезжает хозяйство
колхоза: побывает на молочно-товарной ферме (она расположена в девяти
километрах от главной усадьбы), поглядит гуляющую в степи овечью отару и поговорит
с чабаном Степаном Пигуновым. Заедет на свиноферму и расспросит старшую на
ферме Лукерью Васильевну о состоянии племенных маток и поросят. Даст указания
поднимающим зябь трактористам. Намелит деду-стекольщику срок ремонта конюшенных
окон.
 
skifДата: Вторник, 29.04.2014, 20:49 | Сообщение # 33
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Статус: Offline
Приэтом Лука Андреевич не раздражается, не кричит, не отменяет, как это у нас
подчас случается, им же данных приказаний и никогда не повторяет их дважды.
Спокойной и вразумительно он растолкует человеку, что надо делать и, если уж его
собеседник оказывается слишком словоохотливым, председатель колхоза демонстративно
смотрит на свои ручные часы и говорит с безукоризненной вежливостью, хотя и
несколько суховато:
     – Извиняюсь. Время дорого, а мы с вами
заговорились. И вам и мне пора работать...
     Лука Андреевич не любит
председателей-диктаторов и уважает свое колхозное правление, с которым
постоянно советуется и обсуждает все важные вопросы.
     В правление избраны самые достойные люди,
опытные и активные колхозники, которые могут постоянно помочь в работе:
секретарь партийной организации агротехник Ефим Мартынович Коряка, инвалид
войны Ефим Федосеевич Таран, лучшие звеньевые Таня Переходько и Анастасия
Ильинична Прокопцова, старший конюх Александр Данилович Соломка и ветеринарный
санитар Дмитрий Антонович Соломка.
     Все эти люди, занятые на различных
участках работы, любят своего председателя и помогают ему в каждом мероприятии.
Они живо обсуждают текущие колхозные дела, постоянно вносят свои предложения и
решают вопросы коллегиально.
     Между прочим, на всех заседаниях правления
обычно присутствуют особо приглашенные колхозники: часть, самых передовых;
часть наиболее отсталых, уклоняющихся от выполнения заданий. Лука Андреевич
любит свести таких непохожих друг на друга людей лицом к лицу.
     — Нехай поближе встретятся люди, —
посмеивается, он,— это полезно для отстающих. А то на общих собраниях накапливается
много дел, а лодыри по уголкам сидят да помалкивают. Тут же, на правлении,
особый разговор получается — начистоту. Потом, глядишь, человек послушает, что
к чему, и совесть в нем пробуждается...
     Лука Андреевич никогда не удовлетворяется
достигнутым. Его жадно ищущая, беспокойная натура постоянно требует новых дел.
При этом, ставя перед собой большие вопросы, председатель колхоза стремится
воодушевить кипучей энергией всех руководимых им людей и обязательно добивается
успешного выполнения любой трезво поставленной, тщательно продуманной и
подготовленной задачи.
     Так, например, в Развиленском районе
обычно строят дома и все служебные помещения из земляного сырца-самана. Никаких
других строительных материалов бескрайняя степь не дает. Саманные же стены
быстро портятся, разрушаются, требуют постоянного ремонта.
     Мечтая о развитии колхоза, Лука Андреевич
задумал строительство своего кирпичного заводика. Он созвал заседание
правления, сделал необходимые расчеты, добыл литературу, выделил для работы
пятерых колхозников — и в этом году первые двадцать пять тысяч отличного
жженого кирпича были сложены на колхозном дворе.
     — В сорок девятом году мы дадим сто тысяч
штук кирпича, — доложил Лука Андреевич колхозникам, — и развернем большое
строительство. Надо, чтобы колхоз принял культурный вид и чтоб каждое наше
помещение соответствовало новым задачам...
     В нынешнем году колхоз «Первое Мая» своими
силами и на свои средства построил просторную, с железной крышей, школу, в
светлых классах которой уже учится колхозная детвора.
     Недавно с помощью соседних колхозов
первомайцы начали сооружение плотины для огромного пруда, развернули в степи
работу по строительству цементированных колодцев, запланировали закладку садов
и виноградников.
 
   — Чего ради мы должны мучиться
в безводной степи? — спрашивал Лука Андреевич колхозников. — Раз по соседству,
в Зеленом Гае, растут фруктовые деревья и виноград дает хороший урожай, значит,
и у нас это будет. Не надо верить сказкам про бесплодную землю. Землей должен
командовать человек!
     На письменном столе Луки Андреевича лежат
десятки книг и брошюр по сельскому хозяйству. Он внимательно изучает работы
Мичурина, Вильямса, Лысенко, советуется с агрономами и мечтает о том, чтобы
колхоз по-настоящему освоил травопольный севооборот и резко повысил урожайность
хлебов.
     — Планы у нас широкие, — серьезно и строго
говорит он, — социалистические планы. Тесных рамочек наш колхозник не любит! Вот,
к примеру, по районному заданию мы в 1950 году должны получить урожай озимой по
двадцать центнеров с гектара. А мы, представьте себе, уже получили по двадцать
два! Или, скажем, овцы... Нам запланировали к концу пятилетки тысячу сто овец.
А у нас в отаре их уже ходит тысяча триста штук. То же самое и с крупным рогатым
скотом, и с посевом озимых. План говорит, что в нынешнем году мы обязаны
засеять пятьсот двадцать три гектара озимой, а засеяли мы шестьсот сорок!
Следовательно, мы можем строить более широкие планы...
     Когда Лука Андреевич прочитал в газетах
постановление Совета Министров и ЦК ВКП(б) о лесонасаждениях, прудах и
травопольных севооборотах, когда он увидел карту этих невиданных по своей
грандиозности мероприятий, густой румянец радости и волнения покрыл его лицо и
он, сдерживая себя, произнес совсем тихо:
     — Вот она, дорога к коммунизму... Нехай
там атомщики норовят из солнца убийцу сделать, нехай как хотят куражатся и
гопки скачут от злости, а наш советский народ миру правду людскую покажет и
дорогу истинную людям найдет...
 
ЭлегияДата: Среда, 30.04.2014, 15:05 | Сообщение # 34
Настоящий развиленец!
Группа: Пользователи
Сообщений: 3404
Статус: Offline
skif, спасибо за интересные сведения о становлении и развитии родного края, за неравнодушие к прошлому, к истории нашего села. Виталий Закруткин, как и Михаил Шолохов, воплотил особый "донской" стиль писательской жизни. Его произведения пронизаны любовью к донской земле, к людям, живущим на ней, их стремление изменить жизнь к лучшему.
 
zajchikДата: Пятница, 20.03.2015, 01:43 | Сообщение # 35
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 34
Статус: Offline
Я готовилась к экзамену по истории и прочитала о трагических страницах в истории сёл Песчанокопское и Белая Глина. О Развильном не говорится, но ведь это было давно, почти 100 лет назад. Почти ровно сто лет назад: в 2017-2018 гг. наступит столетие Октябрьской революции и начала Гражданской войны. Нет страшнее трагедии, чем гражданская война: в такой войне, по большому счёту, нет победителей. И абсолютно все люди, современники и будущие поколения жителей страны - её жертвы. Примирение ложится на плечи отдалённых будущих поколений.
Если же не достичь примирения, если забыть историю - трагедия может повториться. Именно это сейчас происходит на Украине.

В одной из статей Википедии о периоде Гражданской войны на видном месте расположена фотография: генерал А.П.Кутепов с букетом цветов на улице только что взятого им Харькова. Харьков был взят белой армией без серьёзных боёв. Чего нельзя сказать о Песчанокопском... История движется неведомыми нам путями, но мне, после прочтения статей, подумалось, что эти пути можно представить себе, как очень прямые дороги, и более широкие, чем существующие в реальности. Массы людей, движущиеся по дорогам истории, значительно крупнее и мощнее, чем массы людей, совершающие движения по реальным дорогам.

Итак, в самом начале Второго Кубанского похода, при взятии Торговой, погибает генерал С.Л.Марков. Памятник генералу Маркову в Сальске я видела, несколько лет назад.

Дальнейшие события (материал из Википедии): "...Манычская группировка красных, хотя и выбитая из Великокняжеской, разгромлена не была и долго еще висела на фланге Добровольческой армии. Деникин оставил действовать в долине Маныча донские части, а добровольцы 29 июня — 1 июля сосредоточились у Торговой.

Взятие Песчанокопского и Белой Глины

Разбитые под Торговой красные, численностью около 15 тыс. чел. под командой Веревкина, отступили в район Песчанокопского и Белой Глины, преграждая путь на Тихорецкую. 1 июля войска Сорокина начали наступление на слабый добровольческий заслон по линии Кагальницкая — Егорлыкская, угрожая сообщениям с Доном. Для усиления этого участка (там находились бригада Покровского и пластунские батальоны) Деникину пришлось выделить из состава 2-й дивизии Корниловский ударный полк. В тот же день красные, пополнив свои ряды мобилизацией, выступили в количестве 6—8 тысяч из Песчанокопского в направлении на Торговую. Одновременно части Деникина двинулись им навстречу. К 4 июля, сломив сопротивление красных, добровольцы овладели Песчанокопским, причем сражаться им пришлось не только с красноармейцами, но и с поднявшимися на борьбу жителями этого села (Песчанокопское и Белая Глина были многолюдными и богатейшими селами Тихорецкой железнодорожной линии и очагами большевизма в крае). Когда красные потерпели поражение и отступили, с ними ушла и большая часть жителей, что Деникин объясняет боязнью мести, так как во время Первого Кубанского похода раненые добровольцы, оставшиеся в селе, были убиты по решению сельского схода.
В ночь на 5 июля войска Деникина выступили на Белую Глину. Возле этого крупного села, больше походившего на небольшой уездный город, красные собрали значительную группировку, спешно перебросив туда подразделения 39-й дивизии старой армии, отличившейся на Кавказском фронте, отряды Жлобы и более мелкие формирования из частей разбитых под Торговой, Великокняжеской и Песчанокопским. Ядром группировки были «Железная» бригада Жлобы и отряд матросов.
Распропагандированное население Белой Глины частично само мобилизовалось, других взяли силой, образовав из них вместе с красными отрядами гарнизон в 9—10 тысяч человек.
Деникин планировал окружить село со всех сторон. Всем колоннам было приказано начать наступление с таким расчетом, чтобы атаковать Белую Глину на рассвете 6 июля: Боровскому с севера, Дроздовскому вдоль железной дороги, Кутепову с юга. Эрдели с кубанскими казаками должен был к вечеру 5 июля занять станицу Новопокровскую и станцию Ею, разрушить железную дорогу, прикрыть добровольцев со стороны Тихорецкой и отрезать большевикам пути отступления на запад.
К вечеру 5 июля части 3-й дивизии подошли к селу и вступили в ожесточенный бой с красными, несколько раз переходившими в контратаки. В ночь на 6 июля полковник М. А. Жебрак лично повел в атаку два батальона своего 2-го Офицерского стрелкового полка, оставив один батальон в резерве. Во 2-м часу ночи наступавшие цепи и штаб полка попали под сильнейший обстрел пулемётной батареи большевиков и потеряли около 400 человек, в том числе убитыми командира полка и всех офицеров его штаба. На рассвете к селу подошли остальные части и атака возобновилась. Командиром 2-го полка был назначен полковник В. К. Витковский. К вечеру 6 июля сопротивление красных удалось преодолеть и отряд Кутепова первым ворвался в село. Группировка красных была разгромлена, но, поскольку Боровский на своем участке перекрыл не все дороги, часть большевиков сумела вырваться и бежать в сторону Тихорецкой.
В селе было взято в плен около 5 тысяч красных. Часть пленных, из тех, что были насильно мобилизованы коммунистами, вступили в Добровольческую армию, а большинство по приказу Деникина было отпущено по домам. Такой необычный поступок вызвал удивление и у красных и у белых. Командующий надеялся тем самым подать пример цивилизованного ведения войны, тем более, что на следующий день после взятия Белой Глины ему сообщили о расстреле множества пленных дроздовцами. Деникин вызвал к себе их начальника и указал на недопустимость подобных действий. Полковник Дроздовский оправдывался тем, что раненые бойцы, оставшиеся лежать на подступах к селу после неудачной ночной атаки, были затем найдены убитыми и обезображенными."

Моё внимание привлекла фраза: "раненые добровольцы, оставшиеся в селе, были убиты по решению сельского схода". Реалии гражданской войны всегда страшны, но убить ПО РЕШЕНИЮ СХОДА раненых...

Крест-то должен быть на людях? Как это: раненых - убить?!
Именно этот бой и последствия боя описываются, как безмерная и ничем не оправданная жесткость. Я нашла запись песни, сочинённой одним из белогвардейцев, в исторической реконструкции. Песня, сочинённая белым поэтом, положена на музыку одного из самых известных, мрачных и ярких маршей большевиков, "Мы жертвою пали".



Сообщение отредактировал zajchik - Пятница, 20.03.2015, 01:45
 
zajchikДата: Пятница, 20.03.2015, 01:46 | Сообщение # 36
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 34
Статус: Offline
Из Википедии:
"Михаи́л Анто́нович Жебра́к (Жебра́к-Русано́вич), наиболее известен как полковник Жебрак. (29 сентября
[11 октября] 1875, Гродненская губерния, Российская империя — 23 июня [6 июля] или 24 июня [7 июля] 1918, близ села Белая Глина, Кубанская область, территория под контролем Войск Кубанской советской республики) — русский военный и общественный деятель, полковник.
Выходец из крестьянской семьи, выслужившийся в офицеры Русской императорской армии
Участник Русско-японской войны . Выпускник Александровской военно-юридической академии, юрист военно-морских ведомств (1912—1914) . Командир 2-го морского полка отдельной морской бригады в Первой мировой войне (1916—1918).
Участник Белого движения на Юге России, один из родоначальников русского добровольческого движения в период Гражданской войны, создатель в начале 1918 года в Измаиле офицерского добровольческого отряда полковника Жебрака . Участник и один из организаторов Дроздовского похода, командир офицерского полка в составе Первой бригады русских добровольцев полковника М. Г. Дроздовского. Командир 2-го офицерского стрелкового полка 3-й дивизии в Добровольческой армии.
Погиб в бою у села Белая Глина 23 июня (6 июля) 1918 года во время Второго Кубанского похода
Имя полковника Жебрака было воспето в военном фольклоре Добровольческой армии
В ночь на 23 июня [6 июля] 1918 года полковник Жебрак-Русанович лично возглавил атаку двух батальонов на станцию Белая Глина, где были сосредоточены большие силы Красной армии. По версии участника Гражданской войны и эмигрантского историка Николая Рутыча, во время этой атаки командир полка вместе со своим штабом натолкнулся на пулемётную батарею красных, от огня которой погиб он и весь его штаб. В альбоме «Белая Россия», изданном в Нью-Йорке в 1937 году, сообщается, что Жебрак-Русанович со своим отрядом пытался взять мельницу, защищаемую превосходящими силами противника.
Согласно свидетельствам дроздовцев, смерть Жебрак-Русановича была страшной. По словам Антона Туркула, «наш командир был, очевидно, тяжело ранен в атаке. Красные захватили его ещё живым, били прикладами, пытали, жгли на огне. Его запытали. Его сожгли живым». Подпоручик конной артиллерии Василий Матасов пишет, что после боя было обнаружено свыше 100 тел дроздовцев, среди которых трупы 43 офицеров и полковника Жебрака. «Трупы были изуродованы в результате пыток и издевательств; у многих были отрезаны уши, носы, языки, вывернуты руки и ноги. Часть офицеров было сожжена живьём, будучи ранеными. Полк[овник] Жебрак был также сожжён», — пишет Матасов.
Полковник Жебрак-Русанович похоронен в братской могиле в Белой Глине после её занятия бригадой Генерального штаба полковника Дроздовского 24 июня [7 июля] 1918 года."

Существуют ли сейчас братские могилы погибших в том бою, и белых, и красных?
Мне кажется, поступок Деникина, которым все были тогда удивлены, имел целью привлечь внимание далёких будущих поколений. Этот поступок должен быть понят нами, людьми, живущими через 100 лет.
Если мы не сохраним историю и не будем делать достаточно много для примирения и христианского прощения - мы не будем никогда жить в богатой и благополучной стране. Украина (я живу сейчас в Харькове) - тому пример.

В Харькове, если верить сведениям из Интернета, есть отделение организации Белое Дело. Активисты этой организации находят и реставрируют могилы времён Гражданской войны, исследуют отдельные эпизоды.
Офис находится в Санкт-Петербурге. (Вот сайт этой организации http://beloedelo.ru/ ). Я подумала, что могла бы обратиться по электронному адресу харьковского отделения. Если генерал Кутепов, взяв Песчанокопское, через некоторое время смог практически прямой дорогой двинуться на Харьков, то, может быть, такая организация действительно здесь есть. Возможно, мне даже удалось бы добыть какие-нибудь экспонаты для музея...

Многое ли известно в Развильном об этом страшном эпизоде Гражданской войны?
 
zajchikДата: Пятница, 20.03.2015, 01:46 | Сообщение # 37
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 34
Статус: Offline
И ещё у меня есть один, маленький вопрос: в разделе сайта История приведена статья Ф.Шаповалова "На

развилке двух дорог", из газеты "Колос", без продолжения. Пожалуйста, сообщите, какие номера газеты

"Колос" и за какой год надо поискать. В Харькове все советские газеты хранятся в библиотеке ХГНБК

им.Короленко. Я смогу посмотреть там.
 
SooLДата: Вторник, 24.03.2015, 14:27 | Сообщение # 38
Главный администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2088
Статус: Offline
К сожалению, не могу подсказать.

Вентфасады в Ростове www.kompozitior.ru
 
skifДата: Четверг, 26.03.2015, 18:56 | Сообщение # 39
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Статус: Offline
"На развилке двух дорог", "Колос", № 95 от 15 августа 1995 года. Продолжение "На пути к новой жизни" и "Заря новой жизни" в номерах 96 и 97.
 
PalyaДата: Пятница, 27.03.2015, 18:48 | Сообщение # 40
Гуру клавиатуры
Группа: Пользователи
Сообщений: 1847
Статус: Offline
skif, а где почитать, если есть сканированные страницы? Выложите плиз.
 
Развиленский форум » Общий форум » Мы и наше село » История села
Страница 2 из 4«1234»
Поиск: